Вторник, 12.12.2017, 19:07
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Какое место должна занимать школа в жизни исправительной колонии?
Всего ответов: 389
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Главная » Статьи » Материал к уроку » История

Варнавин в 20-е годы
 Введение в Советской Росии после Х-го съезда РКПб Новой Экономической политики (НЭП) должно было повлечь за собой изменения в политической системе. Однако этого не произошло. НЭП предусматривал различные уклады народного хозяйства и формы собственности, что должно было соответствовать многопартийной системе. Партия большевиков не только не захотела делиться властью с социалистическими партиями, но на Процессах 1922 года окончательно ликвидировала и запретила своих политических оппонентов - эсеров и меньшевиков.
В этом же году из страны был выслан весь цвет гуманитарной интеллигенции, историков, философов. Среди них такие известные, как Бердяев, Ильин, Иловайский, Струве и др.
Ленин был категорически против их высылки, предлагая отправить интеллигентов в места не столь отдаленные, но вынужден был подчиниться мнению большинства. Сыграла здесь свою роль и начавшаяся в верхах борьба за власть. Прежние соратники Ленина уже стали мало считаться с ним.
  В 1922. году большевики решили ликвидировать своего главного идеологического противника - Русскую Православную церковь.
В стране сложилась парадоксальная ситуация: многоукладная экономика с различными формами собственности, но с жесткой однопартийной системой. В дальнейшем это привело к краху НЭПа.
Документы партийного архива позволяют нам узнать, как происходило изъятие церковных ценностей в Варнавинском уезде в 1922 году и проследить весь механизм этой акции.
3 апреля 1922 года из Костромы в Варнавин приходит секретная Телеграмма за подписью Завагитпромом Машталлера, в которой предлагается срочно создать секретную комиссию по изъятию церковных ценностей. В комиссию должны были входить секретарь Укома, военный комиссар и начальник Политбюро. Кроме секретной, создавалась официальная комиссия Помгол (помощь голодающим Поволжья), под маркой которой и должно было производиться изъятие. Предлагалось подчеркнуть отказ верхов духовенства от помощи голодающим. При обнаружении организованных выступлений арестовывать представителей буржуазии и брать с них подписку за возможные эксцессы. Изъятие нужно было начинать с наиболее богатых церквей и закончить в кратчайшие сроки. Предложения хлебом и деньгами отвергать. Соблюдать абсолютную секретность.
  В телеграмме явно видна политическая подоплека этой акции. Ведь духовенство никогда не отказывало в помощи голодным и страждущим. Оказывало оно помощь и в голодный 1922 год, но для партийной верхушки это уже не имело значения. Её больше интересовала политическая сторона дела.  
В секретную комиссию Варнавинского Укома вошли: секретарь Укома Зеленухин, военком Лебедев, заворготделом Шишкин и уполномоченный ЩУ Озеров. Помгол возглавила Оборина.
4 апреля в Уком приходит еще одна телеграмма под Кодовым названием (по-видимому, всей операции) "Марс". Ленин в своих телеграммах и письмах предлагал "...подавить сопротивление духовенства с такой жестокостью,.. чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий".
В телеграмме от 4.04.22 предлагалось разработать жесткий план, по изъятию церковных ценностей и постараться закончить работу к Пасхе. При невозможности этого рекомендовалось сделать перерыв до окончания празднования Пасхи и закончить работу к 1 Мая. Как видим, партийное руководство не решилось проводить акцию изъятия в Пасху, чтобы окончательно не восстановить против себя верующих, тем более, что на этот православный праздник собиралось . большое количество народа.
  13 апреля в уезде были созданы 4 комиссии по изъятию ценностей. Они направлялись в села уезда, а для охраны церковных ценностей выделялось по 2 милиционера. Судя по телеграммам, отношение населения Варнавина к проводимой акции было далеко не одобрительным. Из телеграммы в Варнавин секретаря Ветлужского Укома Малиновского видно, что население уезда встретило комиссии враждебно и лишь после ареста 3-х священников стало сдавать ценности.
А в с. Дмитриевском Варнавинского уезда священники и верующие не пускали комиссию в церковь, и та стреляла в воздух, чтобы разогнать верующих и изъять ценности.
  В 20-х числах апреля была изъята серебряная рака пр. Варнавы Ветлужского. Мощи были вскрыты позднее, после получения соответствующих инструкций из ГПУ.  
  28 апреля из Костромы приходит езде одна телеграмма, в которой предлагается вносить раскол в духовенство поддерживать лояльных к советской, власти и стоящих в оппозиции к патриарху Тихону. Рекомендовалось вести против него агитационную кампанию, но при этом действовать осторожно, не компрометируя себя в глазах верующих. Большевистское руководство использовало все способы и меры для дискредитации духовенства, подрыва его авторитета, раскола его на враждебные группировки. Большевикам особенно хотелось сломить, своего главного противника патриарха Тихона. Он был первым русским патриархом, избранным после ликвидации патриаршества Петром I в начале XVIII века. После своего избрания в 1918 году Тихон предал Советскую власть анафеме и оставался её убежденным противником до конца своих дней, пройдя через застенки ВЧК - ОГПУ, унижения и муки. В 1922 году были расстреляны несколько высших церковных иерархов, но тронуть Тихона большевики не решились.
  Операцию "Марс" по изъятию цер¬ковных ценностей партийная верхушка сумела закончить в установленный срок до 1-го мая 1922 года, но дискредитировать Русскую Православную церковь им не удалось за все 76 лет Советской власти.
  Что касается мощей пр. Варнавы Ветлужского, то вопрос о них оставался открытым на протяжении всего 1922 года. Об этом свидетельствует Протокол № 14 Варнавинского Укома от 15 декабря 1922 года:
"...4. Слушали: О вскрытых мощах Варнавы - доклад тов. Елютина.
Постановили: поручить Агитпрому составить циркулярное письмо о вскрытых мощах Варнавы с целью антирелигиозной пропаганды среди населения. Сообщить Губпрокурору о вскрытых мощах на предмет обсуждения вопроса о привлечении духовенства к ответственности за обман"...
Из протокола можно предположить, что мощи пр. Варнавы Ветлужского не были отправлены после вскрытия из Варнавина ни в губернский музей, ни в Москву. И могли, по свидетельству Лебедева А.А. храниться до передачи в Кладбищенскую в Успенской церкви.
В августе Варнавинский уезд был передан из Костромской в Нижегородскую губернию. Нижгубком на октябрьском пленуме 1922 года признал состояние Варнавинской партийной организации слабым, рекомендовал укрепить ее новыми работниками и усилить посещение и инструктирование из губкома. Кроме того, предлагалось усилить работу уполномоченных ГПУ. В течение 1922 года сменились два секретаря Укома. Вначале был назначен Зеленухин, его сменил Левунин, а затем из Нижгубкома прислали Елютина.
Варнавинский Уком решил повысить уровень работы весьма своеобразным способом. Всем членам РКПб, партийным ячейкам было предложено делиться своими мыслями и думами с Укомом, в работе учитывать слабости каждого товарища и информировать о настроении и работе, на местах. Одной из проблем, воплощавших Уком в 1922 г., было дезертирство из рядов Красной Армии, в том числе и призывников. Периодически объявлялись недели добровольной явки дезертиров, например с 22 по 29 апреля 1922 г., но это мало помогало, и тогда Губком в августе 1922 года предлагает принять решительные меры в борьбе с дезертирством. Эти меры заключались в устраивании показательных судов, в том числе и над укрывателями дезертиров. Призыв в Красную Армию касался и членов Укома, хотя многие из них и не горели особым желанием идти на службу. Губком предложил направлять списки партийных работников, которым давалась отсрочка от армии и указывались причины. Основная из них заключалась в том, что данный товарищ просто необходим на месте и заменить его некем.
Уже в эти годы закладывался покров секретности, который позднее охватил значительную часть партийной и другой документации. В циркуляре Нижгубкома от 30.06.22 говорилось о том, что все протоколы заседаний Губкома должны храниться в секрете, и могут быть оглашены только на заседаниях Укома его членам.
  Довольно часто возникали трения у уездного партийного начальства с уполномоченным ГПУ. Нижгубком вынужден был инструкцией от 13.09.22 разъяснить суть взаимоотношений Укома и ГПУ. Уездные уполномоченные ГПУ подчинялись Губотделу, но при этом были обязаны информировать о политическом состоянии уезда Уком и Уисполком. Однако агентурная работа уполномоченных являлась тайной и оглашению не подлежала. Понятно, что уполномоченный ГПУ докладывал в Губком не только о политическом состоянии уезда, но и о каждом члене Укома и Уисполкома. Возможно, на каждого из них было досье.
  Из секретной переписки Укома видно, что донесения тайной разведки, агентсводки говорили о моральном облике коммунистов, о состоянии совпартшколы, о приеме на работу "бывших", пьянстве членов РКПб. Проблема пьянства и самогоноварения была головной болью Укома все 20-е годы до отмены сухого закона. Самогоноварением занималась значительная часть жителей уезда. Партийное руководство периодически проводило месячник по борьбе с самогоноварением. В циркуляре Краснобаковского Укома от 20.1 К23 разъяснялось, как проводить эти месячники и об участии в них членов РКПб. Члены РКПб и РКСМ должны были отказаться от административно-командных функций руководства кампанией. Если им будет известно о самогоноварении, то они обязаны доложить об этом в органы милиции или угрозыск, не принимая участия в облавах и обысках, за исключением членов РКПб - работников милиции, обязанных этим заниматься по роду службы.
  Увлекались "зеленым змием" и некоторые работники Уисполкома. Так из агентсводки мы узнаем, что зав. УФО Матросов с Овчинниковым распивали самогон в доме Белянцевой. Было указано даже количество выпитого, с вытекающими из этого подробностями. Именно так стала развиваться система стукачества, достигшая своего апогея в 1937 - 38 гг. и существующая до настоящего . времени. Эта система поддерживалась как партийными органами, так и ОПТУ - КГБ и существовала во всех организациях и учреждениях.
  Большие проблемы перед властями возникали во время православных праздников, тем более в каждой деревне или селе был свой религиозный праздник. Так, 6 июля 1923 года, в связи с праздником "Иконы Владимирской Богоматери" в с. Владимирском, начальник милиции Нижегородской губернии Тройченко дал указание Краснобаковской уездной милиции: "В связи с усилением курения самогонки жителями с. Владимирское и окрестных деревень, выявить места курения и пресечь самогоноварение". Перед рождественскими праздниками Укомом и милицией разрабатывался план мероприятий и были задействованы многие работники Укома и Уисполкома.
Все эти мероприятия не достигали желаемого результата, так как оказалось невозможным отлучить русского человека от религии, от своей культуры. Церковные праздники являлись составной частью нашего духовного населения, состоянием души русского человека. И в более поздние 30-е и послевоенные годы, колхозники продолжали отмечать религиозные праздники в нашем районе, бросали работу (например, в "Ильин день"), несмотря на грозные предупреждения райкома. Партийное руководство в противовес православным решило вводить советские праздники. В 1922 году было торжественно отмечено 5-летие Октябрьской революции. В Варнавинский Агитпром пришло распоряжение провести политкампанию и собрать материал о революции в уезде, об Уренском восстании и т. д. В этом же году стали отмечать день Воздушного Красного Флота, отметили 5-летие органов ВЧК - ОГПУ и День . милиции. Милиционерам теперь стали предоставляться льготы в получении жилья, В уезде проводились многочисленные политкампании: сбор средств помощи германским революционерам, для нужд мировой революции, на заемы строительства Авиации и Флота.
С мая 1923 года в уезде вводится Политсекретариат для укрепления власти на местах, политического надзора и проведения политкампании. При назначении на должность, главную роль играло членство в РКП(б). Практически партийный билет открывал возможность для карьеры на партийной и советской работе, вне зависимости от членских и профессиональных качеств коммуниста. Это приводило к тому, что в партию пролазили случайные люди, карьеристы. Приходилось проводить ежегодные чистки. Причины, по которым увольняли из советских учреждений, были разные. Занимались этим специально созданные комиссии из членов Укома. Например, во время чистки в 1923 году уволили сотрудников учреждения по следующим причинам: Киселева Н. Д. - за пьянство, Журавлева В. Д. - за растрату, Шапкина С. - политически неблагополучного, Шарова Н. Н. -материально обеспеченного.
  Материально обеспеченным здесь, по-видимому, считался тот, кто кроме советской работы занимался коммерческой деятельностью или имел побочный заработок, что запрещалось служащим советских учреждений и партийным работникам.
  Члены Укома, кроме зарплаты, получали продуктовые пайки и товары первой необходимости по низким ценам. Смета расходов по Варнавннскому Укому с января по ноябрь 1922 года составила 6269 руб. в новых денежных знаках, в том числе на содержание уездных организаций 2900 руб.
Цены на продукты за полученные пайки Упродкома (в старых денежных знаках) составляли: мука рж. 1 пуд -600 тыс. руб., картофель 1 пуд-60 тыс. руб., мясо 1 фунт-15 тыс. руб., капуста кваш, 1 пуд -105 тыс. руб., сахар 1 фунт - 90 тыс. руб., рожь 1 пуд =570 тыс. руб., пшеница 1 пуд-750 тыс. руб., спички 1 лачка- 30 тыс. руб., обувь валяная 1 пара-750 тыс, рублей., мыло I фунт-45 тыс. руб.
Кроме того Губкомом были выделены средства в размере 40 млн. руб. Укому и 15 млн. руб. РКСМ.
  В 1922 году началась денежная реформа. Старые деньги обменивались на новые в соотношении 60000 руб. - 1 руб. Последний День обмена для частных лиц был назначен 30 сентября 1922 года!
  Для пропаганды использовались газеты "Плуг" и "Коммунист" (редактор Никифоровский), изда¬ваемые в Варнавине в начале 20-х годов, а также избы-читальни. В 1928 году в Варнавине было создано общество "Безбожник'! для усиления антирелигиозных кампаний.
  Формы работы Агитпрома были разными: проведение бесед на антирелигиозную тему , вечеров накануне больших религиозных праздников, различные доклады, присылка лекторов из Губкома и т.д.
  Всплеск антирелигиозной кампании произошел в 1928/29 гг...причем вовлекали в нее и подрастающее поколение. Хотя создание кружков безбожников в пионерских отрядах было признано необязательным, но пионеров и комсомольцев привлекали при проведении мероприятий во время церковных праздников. Так, например, в ночь на Пасху планировалось провести вечер, резко Оскорбляющий религиозные чувства верующих, а также организовать на площади в Варнавине показ кино. В школьную программу включались теперь антирелигиозные вопросы. 
  Усиление пропаганды было связано с тем, что начиналась коллективизация, а большинство крестьян продолжали оставаться верующими, тем более в конце 1929 года было разрешено регистрировать церковные общины. Кроме того в этот "год великого перелома" в колхозном строительстве происходит всплеск религиозной активности, в первую очередь среди крестьянского населения, связанный с ломкой привычного уклада жизни. Реакция партийных органов на это явление заключалась в том, что теперь стали требовать еженедельные и ежемесячные отчеты о религиозной обстановке в уезде (районе). Кроме того, в Губком требовалось представлять сведения о поли¬тическом состоянии уезда. Что представляли из себя, эти сведения, дает представление секретный протокол Варнавинского Укома от Г5.05.23 года:
"...В Уренском районе есть сектантские группы. Отношение населения к духовенству пассивное. В Урене сектантских групп – 3: поморская, староверская, австрийская. Имеется: толстовцев – 8, революционных коммунистов – 19, анархистов - 6, левых эссеров - 1. Политическое состояние уезда удовлетворительное,- но есть ненавистники Советской власти в Нестеяровской, Уренской и Вахромеевской волостях..."
  Уполномоченный ГПУ Страхов.
Эти волости были центрами Уренского восстания в 1918 году, и их политическое состояние про¬должало волновать руководство Уезда и в более позднее время. Кроме того, работниками ГПУ проводилось наблюдение за ежегодными ярмарками в Варнавине, Баках и Урене. Так, например, для наблюдения за ярмаркой крестьянской потребко¬операции в 1928 году в. Урень из Варнавина были командированы сотрудники ГПУ Озеров и Яковлев. Некоторые из коммунистов продолжали отправлять религиозные культы, и происходило это не только в нашем уезде, но и по всей стране. ЦК РКП (б) вынужден был издать циркуляр "О нарушениях программы партии в религиозной области". Суть его заключалась в следующем:
" 1. Не принимать в партию тех, кто выполняет какие-либо обязанности священнослужителя любого из культов. Перед членами партий, выполняющими эти обязанности, поставить ультимативное требование прервать связь с церковью, а в случае неисполнения исключить из партии.
2. Если семейно - бытовые условия состоящих или вступающих в партию членов ставят их в зависимость от окружающих, не порвавших связь с церковью и они вынуждены исполнять некоторые обряды (венчание,
крестины и др.,), то организация может принимать их в партию.
3. Члены партии, занимающие ответственные посты, за связь с религиозным культом исключаются из партии.
 4. Допускается в отдельных случаях участие в партии верующих, если они своей революционной работой доказали преданность коммунизму.
5. Антирелигиозную пропаганду ставить возможно глубоко, избегать узкого направления агитации и подчеркивать, что РКП (б) борется не с отдельными религиозными группами, а со всем религиозным мировоззрением вообще".
Проблема религиозности в партии существовала и была довольно серьезной, особенно на низовом уровне. Лишь только последующие поколения партийных - работников встали на путь атеизма, да и то, по -видимому, формально, так как, не дозволяя этого рядовым коммунистам, некоторые партийные начальники своих детей крестили и венчали в церкви, даже в 70-е годы...
С целью окончательного подрыва влияния церкви на промышленных предприятиях, Нижегородский Губ¬ком поставил перед всеми Укомами задачу удаления из них икон и других остатков "религиозного варварства". Этот циркуляр пришел в Варнавинский Уком в октябре 1922 года. Перед удалением икон необходимо было провести предварительную агитацию среди несознательной части рабочих и при достаточной подготовленности рабочей массы вынести соответствующее решение. При этом кампанию предлагалось начать лишь после перевыборов Советов. По-видимому, партийное руководство опасалось, что в случае начала компании до перевыборов большевики не смогут получить большинства, так как в массе своей большая часть рабочих оставалась верующей.
  Следует сказать, что на протяжение 20-х годов антирелигиозной пропаганде со стороны Укома уделялось большое внимание. В январе 1923 года при уездном Агитпроме был создан антирелигиозный кружок, руководить которым стал Долгушев В. П.
  Именно в 20-е годы стала складываться система льгот для партийных работников. Кроме продуктового пайка, для партийных руководителей был установлен партминимум в денежном исчислении, и кроме того предназначались суммы, не проходящие ни по каким финансовым документам. Зарплата секретаря Волкома в 1923 году составляла 80 руб. Кроме этого, руководящим работникам оплачивались все командировочные расходы на конференции, съезды и др. Например, командировочные от Москвы до Костромы составляли 225 руб., а до Н.Новгорода 160 руб. Быть партийным работником было выгодно не только с точки зрения обладания властью, но и с материальной стороны.
  Очистить партию от случайных элементов в результате чисток 20-х годов так и не удалось, а в дальнейшем они прекратились совсем. Многим партийцам были присущи пороки общества 20-х годов. Об этом свидетельствуют материалы губернской конференции 1929 года, на которой рассматривались вопросы партийной этики. При этом некоторые положения партийной этики обладали двойным стандартом.
Например обмануть своего классового врага считалось моральным явлением, а ложь к собственному классу - аморальным. 
  Нарушения партийной этики выражались не только в пьянстве и растратах, но и в смычке с буржуазными элементами, личном обогащении, отказе от содержания детей, бросании жен, совершении религиозных обрядов, уголовных преступлениях, халатном отношении к своим обязанностям, самоубийствам и, наконец, когда личные отношения становились выше партийных. Многие из этих нарушений были связаны с ситуацией, сложившейся в 20-е годы в СССР. Развитие НЭПа способствовало появлению про¬слойки богатых людей, непманов, но при этом им было запрещено вкладывать деньги в промышленность (крупную и среднюю) и они прожигали их в ресторанах, в том числе и с партийными работниками.
В начале 20-х Л. Рейснер и А. Коллонтай стали проповедовать "свободу любви", считал семью пережитком буржуазного общества. Как следствие этого, часть коммунистов перестали связывать себя брачными узами, бросали жен и детей.
  Не все из них смогли найти себя в новой. экономической ситуации, некоторые кончали жизнь самоубийством, считая этот поступок героическим. Пришлось выпустить специальное распоряжение,
осуждающее самоубийство как негативное явление.
  В Варнавинском уезде было много коммунистов. Они родились и выросли еще при царе. В детстве их крестили, и многие сознательно верили в Бога. После Октябрьской революции у значительной части вступивших в партию произошло раздвоение сознания. Содной стороны говорят, что бога нет, а с другой остается вера, впитанная с детских лет. Тем более, что родители местных коммунистов продолжали оставаться верующими. Под наблюдение ОГПУ был взят весь "антисоветский элемент" в уезде. Вели в неблаговидной деятельности был замечен член ВКП(б), то обыск и арест его производился лишь с уведомления УКОМа Так, в январе 1922 года для обыска на квартире коммуниста Шарова и его родственников, замеченных в присвоении финансовых средств, варнавинским УКОМом была создана следственная группа в составе Боркова, Беляева и Воронова.
  Приходилось органам ОГПУ заниматься вопросами, связанными с политической грамотностью партийных работников. Так, командированный в с. Воздвиженское работник УКОМа Корякин не смог не только провести конференцию, но и ответить на вопросы собравшихся сельчан. УКОМ увидел в этом затвор против Советской власти, но направленный в село работник ОГПУ выяснил, что дело вовсе не в заговоре, а в политической безграмотности данного товарища. Было принято решение о создании в Варнавине школы полит¬грамоты для членов РКП (б). В программу школы входили следующие дисциплины: социалистическая революция, формы хозяйства Советской России, сущность капитализма, классовая борьба, интернационал. Лекторами школы были назначены санитарный врач Ефимов.и учитель начальной школы Тумаков, по-видимому, как наиболее подкованные в этих вопросах члены партии.
  Кроме партийных были организованы школы батраков и бедняков, позднее преобразованных в школы крестьянской молодежи (ШКМ). Кроме того, деревенским беднякам, нуждающимся в хлебе, УКОМом выделялось по 13 -16 кг зерна, а также предоставлялись льготные ссуды и кредиты, и они освобождались от уплаты продналога. Хотя УКОМ уменьшил продналог для уезда на треть (в 1922 году он составил 6000 пудов), выполнить его было, большой проблемой, так как неплательщиков налога по уезду было 4000 человек. Приходилось, каждый раз принимать соответствующие „решения и рассылать уполномоченных по волостям для выполнения плана. Кроме продовольственного с крестьян взимался еще гужевой налог для строительства дорог, мостов и др.
  Средств Варнавинскому УКОМу постоянно не хватало. Такие области как здравоохранение, народное
образование, культура финансировались по остаточному принципу и не в полной мерe. Об этом свидетельствует справка по здравоохранению за 1923 год. В ней говорится о слабом снабжении медикаментами, о сокращении штата медицинских работников до минимума, о том, что врачи работают по 15 часов в сутки. Предлагалось ввести в Варнавине платную медицину. Не правда ли, похоже на наше сегодняшнее время?  
  Не лучше было положение и народного образования. Значительная часть педагогов не имела квартир, плохо обеспечивалась дровами, не хватало учебных пособий, тетрадей (писали на газетах), канцелярских товаров. Варнавинский уком выступил с обращением к уездному учительству. В нем
говорилось о трудовом положении учителей, о. нехватке финансовых средств на народное образование, о маленькой зарплате педагогов (15-20 руб.). Учителей призывали к стойкости и терпению, обещали исправить положение в ближайшем будущем. Однако, в последующие 70 лет Советской власти этого не произошло.
  Перед учителями были поставлены три основные задачи:
 1. Развитие политического самосознания крестьянства.
 2. Поднятие местного промышленного и сельско¬хозяйственного производства. 
 3. Распространение общей грамотности.  
  Кроме того, в школах вводилось празднование пролетарских праздников.
В то же время в работе школы были выявлены "недостатки". Они заключались в отсутствии классовой линии, мелкобуржуазных настроениях, отсутствии антирелигиозного воспитания, не воспитывался будущий коммунист - борец. Школа теперь становилась политизированным учреждением. Все эти «недостатки» были связаны с привлечением в них старых кадров и практически полное отсутствие новых. Учителями становились сразу после окончания начальной школы, поэтому уровень преподавания был довольно низкий. Педагоги были, пожалуй, единственной категорией, среди которой в 20-е годы не проводились чистки.
О расходах на народное образование в 20-е годы дает представление (пусть и условное), сравнительная таблица из протоколов Краснобаковского Укома:

Год страна Расходы на начальное образованшуие на душу населения
 Расход на уч. часть на одного учащегося
В шк. 1ст. в шк. 2 ст. Расход на 1-го учащегося

  1913г. Россия
  2.08 руб. 7.44руб 2.66 руб. 35.74 руб
1927/28 гг. Варнавин 1,77 руб. 1руб 1 руб. 26.25 руб.
1924/25 гг. Англия
 7.99 руб. 98 руб.
1923 г. США
 8.10 руб. 110 руб.
1924/25 гг, СССР 1.44 руб 17.83 руб.
   
Школа являлась зеркальным отражением общества 20-х годов. Значительное внимание стало уделяться идеологическому...воспитанию подрастающего поколения, особенно в антирелигиозном духе. Плоды этого воспитания мы пожинаем в настоящее время.

Автор: учитель первой категории Восходовской вечерней (сменной) общеобразовательной школы при исправительном учреждении

Авдеев Евгений Владимирович
статья опубликована: "Новый путь" №43,44,45.62 1996г
Другие статьи данного автора:
Народное образование в 20-30-е годы
Категория: История | Добавил: aleksdom (05.02.2009) | Автор: Авдеев Евгений Владимирович
Просмотров: 949 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]